cat_style_p (cat_style_p) wrote,
cat_style_p
cat_style_p

Без двух километров Листопад - читать полностью и с картинками

Часть первая

Дороги имеют свойство растягиваться, особенно, когда ты устал или не знаешь, в правильном ли направлении идешь. У нас было и то, и другое.

Вещи мы опять загрузили друзьям в машину (и опять низкий поклон Анатолию). Сами ехали бла-бла-каром, едущим в Снежинск. Выгрузились на повороте на деревню Воздвиженка. По словам Толика, там до фестивальной поляны «километра два-три». Т.е. пешком вполне достижимо. Мы еще и по Екб для начала прогулялись пешочком, чтоб жарким днём в автобусе не трястись (как потом с помощью яндекс-карты выяснилось, по городу мы нарезали 5,5 км).

Идём по деревне, солнышко, красота, козочек фотографируем (ну, кто фотографирует, кто гладит)) Мимо проезжают Толик с Лилей, машем, радуемся: как раз, пока мы дойдем, они успеют распаковать божественный напиток – фирменную чачу, которую Толик гонит сам. Вспоминаем: «Пройдете деревню, упретесь в КПП». Деревня, кажется, кончилась. Теперь вдоль дороги идут участки за забором, похоже, нарезанные под продажу. «Озеро всё время слева, заблудиться там негде». Странно, водой пахнет, но озера почему-то не видно, только молодой сосняк. А дорога уходит вдаль к горизонту.



















Я начинаю нервничать: «А где озеро? Почему мы его не видим?», «Может надо было где-то свернуть и идти вдоль озера?», «Там в деревне был поворот налево, вдруг табличка с надписью «Листопад» куда-то делась-сломалась-унесли?» А ведь нам еще, если выясним, что идем не туда, обратно возвращаться, а ноги уже устают…

В общем, под эти сомнения деревня кончилась совсем, а КПП что-то не видно… «Что-то я не вижу соснового леса», - говорит Лена. Я ей отвечаю, что я-то вижу, но мне совсем не нравится, где он (к слову, это оказался не тот лес, этот-то был по меркам нашего пути вполне близко). Тормознуть попутку в голову не приходит, потому что – ну, все же с вещами едут, а тут – два-три километра идти всего-то… Однако, с направлением надо было все-таки определиться, поэтому я тормознула велосипедистов, ехавших нам навстречу. Ими оказались два таджика. И тут возник вопрос: что спрашивать и как объяснять? «Вы не знаете, где Листопад? Ну, это фестиваль… люди… с палатками…»

Выяснили, что за горкой – там как раз вот это всё. Километра два. Дошагали до горизонта. Там было озеро. Синара. И люди, которые на машинах приехали купаться. И никаких признаков палаточного лагеря и звуков бардовской песни. Стоит мужичок с прицепом, продает дрова. Спрашиваем, где Листопад. «Ой, это вам еще далеко! Километра два!» Мы говорим, ничего, по сравнению с тем, сколько мы уже прошли, два км – это ерунда. И идем дальше. Озеро слева.

Потом берег озера начал как-то отдаляться от дороги, а на берегу – деревня. А вдруг нам надо было туда? Начинаем высматривать, какой в попутных машинах багаж. Фиг там! Задние окна у всех тонированные. Но вдруг видим маршрутку, заднее стекло которой сплошь завалено пенками. Ага! Значит, идём правильно!

Подходим к деревне, читаем: Воздвиженка!.. эээ… Что значит..? А та, первая, была какая? Ну, теперь-то хоть Воздвиженка – идём. А она длинная. Встречаем там горстку подростков-девочек, которые собаку выгуливают. «А не подскажете ли, милые дамы, где тут у вас Листопад?» «Ой, далеко ещё! Километра два! Через лес!» Так в описании нашего маршрута появился еще и лес.

Короче, прошли деревню, прошли лес (на дороге сквозь который поднимается такая пыль от колес машин, что пришлось сделать повязки на лицо), прошли КПП, и вдоль озера (боже, какая там красота!!!) на уже едва гнущихся ногах дошли до поляны, прошли лагерь насквозь и отыскали своих.

Анатолий нас приветствовал возгласом: «О! Туристы пришли!» - и вынес две рюмки чачи. «А мы едем-едем, и думаем – нифига тут не три километра…». Уточнили потом по яндекс-карте – оказалось, что там 10,5 км пути.

Едва выпив чачу, даже не присев, мы понеслись ставить палатку. Солнце уже село, и заканчивали мы это дело в полной темноте. Поставили криво, оттянули плохо, но в эту ночь повезло: короткая гроза не промочила внутренний тент.

В большой, и уже даже немного знакомой, компании под песни и лимончелло мы просидели до полпятого утра. Народ ходил на ночное купание в неглижах, мы же остановились на том, что искупали свои коленки.































Ночь была очень теплой, вода тоже, поэтому в субботу после завтрака, мы таки залезли в это прозрачное озеро. И даже я! И даже плавала в пресной воде! Просто вода для меня в наших широтах всегда холодная, да и плаваю я плохо, поэтому про купания я обычно даже не думаю. А тут – вот)) Взяли купальники с собой из дома «на всякий случай»))
















Небольшая реклама массажа - демо-версия с ощутимым эффектом. Двоим Лена на время буквально вернула радость жизни: "Спасибо, я сегодня даже сидеть смогла безболезненно!" (но для устойчивого эффекта это надо, конечно, курсом)




Часть вторая





В субботу в первой половине дня было просто волшебно: красивый пейзаж, яхты на озере, купание. Но потом что-то пошло не так. Для начала, я отравила Лену. Подробно останавливаться на этом не буду. Скажу лишь, что я увидела нашу курицу хе на общем столе (недоеденную, полбанки), когда она уже была «задумавшаяся». Но решила, что, если ее хорошенько обжарить, она будет вполне съедобна. Так вот, съедобна она была, а вот перевариваема – не очень. Мне проще – повышенная кислотность желудка, видимо, минимизирует последствия употребления несвежих продуктов. А вот Лена пострадала (благо, в моей аптечке всегда лежит «лучший друг туриста»).

Потом Козловы вроде уходили на прослушивание, а потом пели на сцене. Мы не знали, я не успела. Еще была надежда на вечерний концерт, что там я пофотографирую их и Толика. И вечером концерт даже начался. А вместе с ним и дождь. Я пристроила объектив фотоаппарата в рукав дождевика, из-за чего вся конструкция вместе со мной была похожа на полиэтиленовый голубой сугроб. Говорю: «Главное, чтоб Козловы, когда меня увидят перед сценой, смогли петь сквозь хохот». Но до этого не дошло. Мы честно мокли перед сценой, сидя в креслах. Я прижимала к себе фотоаппарат. Вода с дождевиков скатывалась на сиденья, и в результате все штаны промокли.




Дождик усиливался, а ведущий все никак не объявлял перерыв. Награждение лауреатов (в числе которых был Слава Козлов) было настолько стремительным, что я даже и не попыталась его запечатлеть – слишком много времени требовал процесс перевоплощения в синий сугроб. Над озером полыхали зарницы. Только я подумала: «Как хорошо, что грома нет – значит, гроза где-то далеко», - как тут же рядом бабахнуло. Поднялся сильный ветер, дождик перешел в ливень – и тут уж гроза развернулась над поляной. Быстро объявили перерыв, народ бежал с поля, хватая кресла. Сверкало так, что при вспышках молний было светло как днем – как будто кто-то на мгновение включал свет в темной комнате.

Меня объял большой-большой печаль (зачеркнуто) первобытный ужас. Никогда не боялась грозы, даже в детстве. Но когда жила на первом этаже, а потом в частном доме, было очень не по себе во время буйства стихии. И вот мы в лесу, ураганный ветер (он еще пока не срывает палатки и не валит деревья, но кто даст гарантию, что это не произойдет в следующие пять минут?), ливень, сверкает и громыхает.

Но повезло – через полчаса все стихло, дождик постепенно закончился. Мы наощупь (потому что без фонаря) добрались до палатки из другого конца лагеря. Внутренний тент мокрый, палатку залило (но не сильно). Палатка у нас фирмы Алексика, недешевая, но у нее есть недостаток: вентиляционное, блин, окошко под крышей. И косой дождь вполне туда фигачит. Плюс то, что мы ее криво поставили и плохо оттянули. Итог: я довольно быстро справилась с лужей с помощью полотенца, но вечер уж совсем перестал быть томным – взбодрило меня это на всю ночь, в течение которой я раз десять просыпалась с испугом, что сейчас нас начнет заливать (мне казалось, что опять начинается дождь).

Мы, было, опять пошли к сцене, но нас развернули по дороге люди, идущие навстречу, возбужденным шепотом сообщившие: «Вот! – тыкали они пальцем в темноту. - Видите, это Ланкин идет!! Мы его к себе зазвали, он сейчас петь будет!!! Быстро идите обратно, а концерта не будет!»

Роман Ланкин из Томска – знаменитость в бардовской тусовке – действительно пел в шатре Козловых-Акуленко. Его послушать собралась толпа народу – практически зрительный зал в несколько рядов кресел и кучей стоячих мест. Мне было очень приятно, что для меня организовали достаточное количество света (насколько можно было в этих условиях), перевесив к Роману поближе лампы и даже подключив для этого собственные фонари. Еще велась видеосъемка. Не знаю, насколько хорошо видела в темноте исполнителя видеокамера, но, думаю, для нее увеличение количества света тоже было только в плюс.








Пока в шатре было темно, мне пришлось снимать со вспышкой (очень я это дело не люблю), которая просто слепила исполнителя еще в процессе фокусировки. Между песнями я подошла к Роману: «Извините, Вас вспышка не очень беспокоит?» «Да нет, ничего страшного», - просто ответила звезда. Вот такой некапризный и невысокомерный Роман Ланкин. Только один раз поинтересовался: «Извините, у меня вопрос: а где я?..» «Нижний Тагил – Екатеринбург», «Чистая Река!», - послышались крики. Подошел Слава. «Ааа, это я у вас? Ну, хорошо», - обрадовалась звезда и продолжила петь.

Ланкин – это и есть весь мой фото-улов за Листопад. Я ужасно расстроена, что ни Толика, ни Козловых мне сфотографировать не удалось. На сцене концерт возобновили, но там они не пели, хотя честно приходили (а Олю мы еще до грозы заставили надеть концертное платье с поясом. Оля, прости! Я представляю, что оно, наверное, до лопаток промокло в грозу :( ). Во время концерта я еще попыталась немного поснимать Ланкина и трио «Без сомнения». Но на сцене был выставлен такой свет!! Знаете, при всем уважении к организаторам, тому, кто ставил свет, надо руки вырвать!((( Может быть, конечно, свет пострадал из-за грозы, и из положения выходили как могли... Но, судя по фото, сделанным в самом начале концерта, свет таким и задумывался. Лица подсвечены снизу так, как будто исполнители в пионер-лагере ночью сели в кружок страшные истории рассказывать. Разбирающиеся уши говорят, что звук ставил профессионал примерно того же уровня, что и свет((









Пишет Лена:
"Очень яркая картинка. Ночь. Публику уже смыло с фестивальной поляны перед сценой - сильнейшей грозой. Мы уже стояли под какой-то крышей, смотрели грозу и как звукари прячут сцену и все такое. Мне бояться было некогда - меня до этого испортила испорченная курица хе (мы с кошкой Муськой такое не едим, а бурмы и их мать - могут. Метаболизм разный), я думала о том, что в лесу, наверное, сейчас как раз никого, и можно было бы прогуляться туда... но нет. И как-то обошлось.
Так вот, ночь. Мы уже переодели штаны и снова сходили к сцене, ибо гроза кончилась, и - а вдруг. Мы уже потусили в "своем" шатре, куда предприимчивые видеографы завлекли томскую бард-звезду Ланкина. Уже Ланкина уволокли обратно орги, наладившие сцену. И концерт как бы идет...
А Олю Козлову мы еще до грозы уговорили надеть концертное платье. Черное и в пол, в блестках, с поясом, а женщина она видная, в теле... Очень сопротивлялась, что-то ей подсказывало правду о ближайшем будущем...
Ну вот, ночь, все устали, на сцене кто-то поет, у меня болит спина и еще как-то вспоминается курица хе. Отхожу потоптаться по поляне, в том месте, где никого нет, размять тело...
Темная ночь. Темная поляна. Ни зги. И на этой поляне в темноте - силуэт человека в кресле. Сидит посреди черной поляны в ченом кресле женщина в концертном черном платье и преспокойно кушает яблочко. А на коленях ее - черная собака такса Муська, ничего не кушает, так сидит.
"Вы когда выходите?" - "Скорее всего, не выходим" Ну, ок...жаль, но что уж тут...
Отвернулась я к сцене на несколько минут - поворачиваюсь - нет никого. Черная поляна без никто. Как и не было. Ночь слизала.
"

Ночью дождя, вопреки моим галлюцинациям, не было. Лена пару раз начинала что-то говорить во сне, а один раз разбудила меня испуганным вопросом: «Кто ты?» Я ответила: «Ну, здрааасьте, приехали!..» И тишина. Я все хотела спросить, ну что, узнала?))) А в восемь утра я сама разбудила ее вопросом: «А ты узнала у Лили, во сколько они поедут?» Дело в том, что мы собирались опять сгрузить вещи к ним в машину, а проснулась я от голосов Лили и Толика, которые ходят, собирают палатку и называют друг друга по имени! В восемь утра!!! Когда мы проснулись окончательно, оказалось – показалось. Чета Акуленко еще спала. Но так получилось, что домой нас довез добрый человек Сергей Ершов – вместе с вещами, до самого подъезда, быстро и с комфортом на своем огромном внедорожнике вольво. Спасибо большое!























юпи-яй-яй-юпи юпи-яй
юпи-яй-яй-юпи юпи-яй,
ай-яй-юпи, ай-яй-юпи, ай-яй-юпи-юпи-яй))))))))))))))))


Больше фотографий - на сайте: http://cat-style-philosophy.ru/photography/performances.html#new


UPD: я же пропустила роскошную фотографию! называется "женщина в черном концертном платье с черной таксой Мухой дотянулась до яблочка" - в шатре во время выступления Ланкина:

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments